Традиционные свадебные обряды – это бесценное историческое и культурное наследие. Не случайно проект члена Русского географического общества и совета Ассамблеи народов России Д. Князева «Свадьбы народов мира: всемирное культурное наследие» поддержали Министерство культуры РФ, ЮНЕСКО, Ассамблея народов Евразии, Русское географическое общество и другие организации. Отрадно, что в числе первых в проект вошла ненецкая свадьба.

Пусть сердце ваше будет одно на двоих

В переговорах со свахой участвуют не только родители, но и старшие братья невесты. Фото: Денис Князев Нарезками на палке отец отмечает размер калыма. Фото: Денис Князев
Съемки свадебного обряда проходили в Приуральском районе. В них участвовали артисты Окружного центра национальных культур. Всего было сделано порядка 7 тысяч снимков и отснят замечательный красочный фильм, который увидели зрители разных стран мира.

А ранее интересную короткометражку о ненецких свадебных традициях «Тюнтава», в основу которой положена пьеса известного ненецкого поэта, прозаика и художника Прокопия Явтысого, сняли наши соседи из НАО (Ненецкого автономного округа). Эта совместная работа Ненецкой телерадиовещательной компании и Этнокультурного центра НАО получила Гран-при VII Всероссийского фестиваля видеофильмов «От чистого истока».

Свой вклад в сохранение культурного наследия ненецкого народа внес и Пуровский районный центр национальных культур: здесь подготовлен буклет о ненецкой свадьбе. В него вошла статья Елены Григорьевны Сусой, хранительницы обычаев, традиций и культуры своего народа, заведующей музеем-квартирой им. Л. Лапцуя, а также сценарий свадебного обрядового действа (составитель и автор песен – сотрудница центра Светлана Больгер (Айваседо)).

Родительская воля – закон

Описание свадьбы у различных групп ненцев встречается у многих исследователей культуры северных народов. Примечательно, что везде прослеживается единообразие обрядов и традиций.
44016.jpg
Пока мужчины готовят свадебный аргиш, женщины наряжают невесту

Как и у многих народов, у ненцев вплоть до XX века широко практиковались ранние браки, когда родители сговаривались о заключении брачного союза между детьми 3–6 лет, а также разновозрастные браки, когда мальчика женили на взрослой девушке, а фактически семья брала в чум работницу.
44015.jpg
Нарезками на палке отец отмечает размер калыма

С мнением взрослого сына отец обычно считался, а вот согласия дочери на брак, как правило, не спрашивали. И чаще девушки проявляли покорность родительской воле. Но случалось и так, что тайком выходили замуж за любимого, лишая родителей возможности получить калым, или убегали от богатых мужей в бедные чумы к тем, кто сердцу мил.

Хорошо, что эти традиции канули в Лету и сегодня молодые люди сами выбирают себе спутников жизни. И в Интернете могут познакомиться с будущей невестой, и по старинке – присмотреть на Дне оленевода (к этому празднику сегодня чаще всего стараются приурочить свадьбу).

«Дочку твою я застал или не застал?»

– с этими словами сват входил в чум отца невесты, сломав у входа посох в знак того, что визит непростой. Девушку сразу же высылали в другой чум или прятали под одеждами. А вот ее старшие братья должны были присутствовать при переговорах.

Если отец по какой-либо причине не хотел выдавать дочь за сватавшегося, он ничего не отвечал на предложения свата, а в случае особой настойчивости последнего мог вообще погасить свет и лечь спать, давая понять, что разговор окончен.

Если же предстоящий брак был желанным, начинался разговор. Отец с гордостью рассказывал о дочери, сват же, восхищаясь достоинствами невесты, расхваливал жениха, попутно излагая, как его семья намерена возмещать невестино приданое. То есть речь велась о форме и размерах калыма.

Способы переговоров бытовали различные, но чаще всего использовали посох или палку, на которой отец невесты делал нарезки сообразно размеру выкупа, а сват или отец жениха срезал ножом те из них, которые считал лишними.

Обсуждался не только размер выкупа, но и приданое невесты.

В былые времена за хорошую невесту родители могли получить несколько сотен оленей. Сегодня калым куда скромнее, но главное – древняя традиция сохранилась, как и традиционное дружеское чаепитие после переговоров.

Проводив гостей, семья невесты начинала готовиться к свадьбе: обсуждали, какие подарки приготовить для семьи жениха, мать давала наставления дочери, а мужчины начинали готовить упряжь, упаковывать нарты свадебного аргиша (обоза, поезда из оленьих упряжек) и снаряжать нарядную женскую нарту для невесты.

Прощай, родное стойбище!

На следующий день в стойбище невесты приезжали сваты, жених, гости. После чаепития, пока женщины наряжали невесту, шел отлов оленей для упряжек свадебного аргиша. Причем мужчины запрягали всех оленей, кроме тех, которые предназначались для невесты – их запрягала мать девушки. Когда аргиш был готов, забивали оленя и угощались парным мясом. Трапеза завершалась чаепитием в чуме. Когда мужчины покидали чум, женщины одевали невесту и впервые за этот день она показывалась на людях после того, как подавался сигнал к отъезду.

Девушка выходила из чума, неся верную спутницу всех ненецких женщин – сумочку для рукоделия тучу (тучейку), нож, и все это укладывала в свою нарту. Если у девушки была младшая сестренка, она усаживала ее вместе с собой.

Мужчины сооружали арку, через которую мать невесты должна была прогнать аргиш. Считалось, что это обеспечит добротность оленей, прочность нарт и упряжки. Свадебный аргиш отправлялся в стойбище жениха.

Весёлым пирком да и за свадебку

По приезде в стойбище жениха мужчины распрягали нарты, забивали оленя и садились за угощение.

Невесту в чум вводили мама и свекровь. Мать сажала ее на то место, которое она отныне будет занимать в чуме мужа, и давала последние наставления, напутствия, желала счастья в семейной жизни.

Плакать невесте не полагалось, так как не любят в тундре хмурых и плаксивых.

В описаниях свадебных обрядов встречается очищение молодоженов огнем: перед тем как войти в чум, новобрач-ные должны были перешагнуть через костер, разведенный у порога.

Интересно, что невеста не была на свадьбе безучастным зрителем. Войдя в чум мужа, она собственноручно разводила первый огонь в своем новом доме и начинала хозяйничать: варить мясо, накрывать на стол, разбирать постель и так далее.

А потом гостей приглашали к свадебному застолью. Согласно ненецким обычаям, молодожены вели себя скромно, мало ели и пили.
Молодым подносили олений язык и сердце, напутствуя:

– Разрежьте язык пополам – это чтоб ваша речь была общей, чтоб советовались друг с другом. А вот сердце оленя – пусть сердце ваше будет одно на двоих.

Эх, удаль молодецкая!

И по сей день редкая свадьба обходится без состязаний и забав. Здесь и стрельба из лука, и прыжки через нарты, метание топора и тынзяна на хорей, перетягивание палки... Есть интересная свадебная забава «Прыжки на аргиш». Оленей впрягают в связанные паровозом и загруженные до отказа нарты. Этот поезд несколько раз прогоняют вокруг места торжества. Задача гостей – запрыгнуть на любую нарту и удержаться.
44017.jpg
Ни одна ненецкая свадьба не обходится без игрищ

Много забавного случается во время игрищ, но молодоженам смеяться не положено – могут накликать беду. Поэтому держатся молодые изо всех сих, чтобы не рассмеяться.

Но вот торжество закончено. Завтра по старинной традиции семья жениха преподнесет семье невесты подарки и родня новобрачной покинет стойбище жениха, уводя отловленных в качестве выкупа оленей.
44018.jpg
Прогон свадебного аргиша через арку – обязательный элемент свадебного обряда

В тундре появилась новая семья.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала сотрудников Пуровского районного центра национальных культур и автора проекта «Свадьбы народов мира: всемирное культурное наследие» Дениса Князева за предоставленные фото.
Файл:  Загрузить