Парад

Фото И. Насырова
Наш поезд выплеснул пассажиров на длинный перрон. Мужчины тут же закурили, женщины стали названивать родным и близким, а детишки занялись осторожной беготней вокруг. В общем, народ отводил душу после долгого ничегонеделания как мог. И дышал свежим воздухом июня.

К платформе примыкал невзрачный с виду вокзал, какие-то другие здания и строения, смотреть на
которые не имело ни смысла, ни удовольствия. Поэтому я неспешно прогуливался вдоль вагонов, выбирая
30 минут стоянки, и вяло о чем-то размышлял.

– Уважаемые пассажиры, будьте осторожны и внимательны... По третьему пути пройдет маневровый...

Действительно, через пару минут где-то рядом прозвучал гудок и загрохотало железо. Стало шумно и некомфортно, правда, ненадолго.

И вот в этот самый наискучнейший момент на перроне произошло нечто особенное: из дверей вокзала стали выходить военные и строиться в колонну по трое. Пара минут – и их уже целая рота! Молодых крепких ребят, одетых в современную военную армейскую униформу, которую, признаться, мне еще не доводилось видеть. От Юдашкина?

– ...арш! – наконец негромко скомандовал их старший, видимо, офицер, и колонна солдат двинулась по платформе в нашу сторону. Обычным таким, нестроевым шагом.

Народ отбросил все свои маленькие дела и с большим интересом стал наблюдать за движением военных. По мере их приближения люди расступались и пропускали колонну.

– Не отставай! Третий взвод, шире шаг! – командовал военный с четырьмя зелеными звездочками на погонах – капитан по званию. В целом солдаты шли организованно, ровными рядами и шеренгами, чем нельзя было не залюбоваться. Орлы!

Народ глядел во все глаза. Мужики улыбались и одобрительно кивали головами. Женщины не скрывали восхищения и восторга, а детишки поприжались к родителям, притихли. Говоря словами величайшего мастера слова Василия Макарыча Шукшина, на перроне налаживался некий тихий всеобщий восторг. И даже монотонный голос диктора станции не мог его нарушить.

– Внимание! Пассажирский поезд сообщением...

А парни – молодые, сильные и бравые – шли через эту разношерстную дружелюбную толпу, чуточку смущаясь и испытывая неловкость от такого неожиданного внимания. Особенно не повезло впереди идущим – не спрячешься ведь, вот он ты, весь на виду.

– ...До отправления поезда остается...

И тут всей платформе пришлось встрепенуться:
– Палад! – прокричал кто-то маленький, но громко и задорно. – Ула!

Люди стали оборачиваться и искать малыша в толпе. Я тоже заинтересовался, где же он?

– Палад! – повторилось снова.

Я увидел забавного рыжеволосого мальчонку лет четырех, который стоял с мамой, держа ее за руку. Ах, вот ты где, шустряк!

– Ула! – повторил мальчик и побежал за белым голубем.

И многие люди, стоявшие на платформе, неожиданно зааплодировали и стали кричать "Ура!", поддержав бойкого мальчика, но в большей степени – отдавая дань уважения нашим вооруженным силам, которым нет равных во всем мире, и нашим солдатам. Я тоже, поддавшись всеобщему настроению и восторгу, с удовольствием прокричал:

– Ура! Ура!

А ведь прав малыш, ох, как прав! Вот он, настоящий парад, демонстрирующий мужество, доблесть и силу нашей современной Российской армии.

– ...Повторяем, до отправления поезда остается пять минут...

Пассажиры заняли свои места, а солдаты разместились всем скопом в последнем вагоне. Не знаю, как они там ехали, но в нашем вагоне только и разговоров было, что про армию и солдатскую жизнь. Но особенно усердствовали мужчины, которым посчастливилось отслужить в какой-нибудь невероятной дыре и вернуться домой с отличными воспоминаниями.

А забавный рыжеволосый мальчонка нарисовал маму, красную звезду и голубя, а затем крепко уснул.