Отрывок из очерка "Хорошо в чуме, когда нас нет"

О гуманных традициях

Фото В. Андреевой
Дикий олень – это и горе, и радость охотника. Он кормит и одевает. Глубокой осенью, когда рыбу из озера не вычерпаешь, так как хранить негде, и своих оленей под нож не пустишь, так как мало, на дикаря и надежда. Беда от него одна: домашних уводит, да не по одному, а десятками и сотнями. Найти и вернуть пропажу очень сложно. Дикарь боится шума и поэтому не задерживается на одном месте.

Вовка рассказывает историю, как однажды на охоте наткнулся на диких оленей. Уже издали увидел, что их там с десяток. Поднял бинокль, смотрит, а там из этих десяти оленей восемь меченых оказалось и лишь два натурально диких. Метки эти, что интересно, были разные. Тогда их Вовка аж четыре варианта насчитал. Знать, беда эта для ненцев общая, не только Вовка оказался в дураках.

Дикого оленя ненцы-охотники ищут подолгу. Бывает, что и ни с чем возвращаются домой. А если все же встретят – бьют. Попались двое – одного валят, а другого отпускают. Если на мушке трое – двух берут себе, а одного, самого молодого теленка, отпускают на волю. Ненцы убивают живность не ради наживы, а ради пропитания, потому и гуманны к лесным обитателям. В этом их отличие от человека-охотника из города. Тот бил, бьет и будет бить, пока не перебьет всех. Вовка когда-то очень давно, наверное еще в детстве, спрашивал у отца: "Зачем человеку так много оленьего мяса?" Тот ему отвечал: "Человеку никогда не бывает ничего много, а всегда только мало". Мальчик сильно удивлялся и надолго замолкал, а потом снова "зачем?".

Сейчас он почти стар, у него сыновья и дочери, есть внуки и внучки. Прожита большая по ненецким меркам жизнь – пятьдесят восемь лет. Сегодня он радуется тому, что никто пока в округе не знает, где осталась рыба и где можно найти дикаря.