На этой неделе, 19 апреля, ямальские журналисты отметили свой профессиональный праздник – День работников средств массовой информации ЯНАО, поэтому сегодняшний выпуск литературной страницы мы решили посвятить творчеству наших коллег.
Ошибочно мнение, что каждый журналист имеет литературный дар. Любой талант – это вещь штучная, и литературный в том числе.
Но в истории губкинских СМИ немало литературно одаренных журналистов: талантливая пишущая чета Воробьевых, Н. Прокопьева, Е. Волокитина, С. Подынь, А. Белкина и многие другие. Одни из них публиковались в альманахах "Вкус ягоды ямальской", другие – в газетах "Нефтяник Приполярья", "Губкинская неделя", у кого-то даже выходили авторские сборники.
Сегодня мы представляем отрывки рассказов и очерков, в разные годы публиковавшихся на страницах городских газет.

Софи

Рис. А. Назаровой

Отрывок из одноименного рассказа

Больше всего мне нравилось, когда Софи, устроившись у большого прямоугольного зеркала на металлической подставке, начинала наводить красоту. Сначала казалось, что ей вообще ничего не нужно делать со своим лицом – и так хороша! Но Софи была в курсе всех последних "писков", поэтому из шкатулки, обклеенной морскими ракушками, извлекались рассыпная пудра "Лебяжий пух", "Бархатная" тушь для ресниц в картонной упаковке, карандаш и прочие незатейливые косметические продукты эпохи советского дефицита. Девушка умело красила ресницы, предварительно поплевав в тушь, затем разделяла их отточенной спичкой. Этим же "инструментом" вырисовывались завлекательные "стрелочки", подчеркивающие глаза и придающие им некоторую восточную раскосость, потом облачко пудры оседало на мраморную кожу, губы Софи красила проявляющейся помадой, которую доставала на барахолке. Последним штрихом были духи. Название не помню, но запах был какой-то цветочный и резкий.
Когда я совсем округляла глаза и открывала рот от незабываемого зрелища, Софи, скосив свои зеленущие глаза в мою сторону, говорила: "Люська, закрой рот – муха залетит", – и весело смеялась. Она чувствовала мое искреннее детское восхищение. Наверное, я, как барометр, показывала, как среагируют окружающие на результат нехитрых манипуляций у зеркала. Мужчины, естественно, "западали" на весь этот, в сущности, копеечный "гламур". Нам он не казался вульгарным, хотя с высоты нынешних брендов, конечно, был бедным или, того хуже, убогим. Но скромным нашим девчонкам как-то удавалось подчеркивать свои достоинства, имея весьма скудные возможности. Наверное, они умели нести себя. И Софи была именно из такой породы. Можно сказать, из ничего сооружала юбочки, блузочки, платья и порхала в них так, как будто не было за спиной маленькой зарплаты, не очень светлого детства, а потом – бездарного мужа, который болтался где-то при Дворце культуры, не желая напрягать ни голову, ни руки, чтобы прокормить жену и дочку.