Банальная история: произошла стычка врукопашную между двумя юношами, в итоге один оказался на больничной койке, другому, 16-летнему, суд назначил наказание в виде полутора лет лишения свободы условно и возмещения морального ущерба в размере 60 тысяч рублей в пользу потерпевшего.

Окурок

Банальная история: произошла стычка врукопашную между двумя юношами, в итоге один оказался на больничной койке, другому, 16-летнему, суд назначил наказание в виде полутора лет лишения свободы условно и возмещения морального ущерба в размере 60 тысяч рублей в пользу потерпевшего.
 
Было бы все просто в этой истории, если бы не некоторые не сразу ставшие понятными обстоятельства. Следователь следственного отдела СУ СК РФ по ЯНАО Иван Скляров, который расследовал уголовное дело, признался, что был несколько удивлен тем, что обвиняемый Олег (здесь и далее имена проходивших по делу изменены. – Прим. авт.) характеризуется с лучшей стороны, чем потерпевший Павел. По крайней мере, такой вывод вытекает из характеристик с мест учебы обоих. Впрочем, обо всем по порядку.
Конфликт возник не спонтанно и не на пустом месте. Житель Тарко-Сале Павел познакомился с губкинской девушкой Светланой, встречались около года. В то же время Светлана и Олег, тоже живущий в Губкинском, гуляли в одной молодежной компании. До Павла доходили слухи, что в его отсутствие Олег ухаживал за девушкой. Возможно, он это всего лишь себе вообразил. Но факт, что на этой почве на протяжении полугода между парнями не раз возникали конфликты – и по телефону, и при встречах, до какой-то поры на словах. При этом Олег постоянно твердил, что между ним и Светланой нет никаких отношений, кроме дружеских, отрицала какие-либо более близкие отношения и девушка.
Решающий момент наступил 18 августа 2015 года. Павел приезжает в Губкинский, употребляет спиртное с друзьями (что, кстати, не отрицал на допросах), встречается со Светланой, и между ними возникает конфликт на почве все тех же невыясненных отношений. Ситуация развилась до того, что он прижег девушку сигаретой – по его словам, случайно. Светлана, естественно, была возмущена таким поведением, позвонила Олегу и излила свою обиду. После этого парни созваниваются и назначают встречу в Никольском сквере вечером того же дня.
Павел привел с собой друга, Олег – двоих. Один из друзей Олега знал, что у Павла нож, о чем предупредил товарища. По его просьбе, чтобы не произошло что-нибудь серьезное, Павел нож отдал. Соперники отошли в сторону, якобы поговорить. А показания сторон о том, что было дальше, расходятся. Павел уверял, что не был настроен на большее, чем разговор о прекращении встреч в одной компании и ухаживаний за девушкой со стороны Олега. Олег, в свою очередь, говорил, что соперник предлагал выяснить отношения с применением силы, а в какой-то момент чуть ли не схватил его за горло, хотя никто из стоявших в стороне и наблюдавших за ними троих свидетелей это не подтверждает. Далее оба возвращаются к друзьям и продолжают разговор. По показаниям потерпевшего и его друга, Олег в какой-то момент наносит удар в лицо Павлу, который после этого падает. Олег говорит, что Павел замахнулся на него и хотел ударить. Что на самом деле стало поводом для применения силы, остается невыясненным, возможно, со стороны Павла и была какая-то провокация, но Олег, навалившись на упавшего, нанес еще несколько ударов в голову, якобы испугавшись, что тот, возрастом старше, поднимется и станет избивать его. Когда Олега стали оттаскивать от лежавшего, он успел махнуть ногой в сторону головы бывшего уже без сознания соперника и, видимо, куда-то все-таки попал.
Потерпевшего привели в чувство, они снова отходят с Олегом в сторону, чуть ли не жмут друг другу руки и расходятся. Павел, весь в крови и с разбитым лицом, направился к своей девушке, чтобы показать, что сделал ее друг, та позвонила его родственникам, парня госпитализируют и ставят диагноз: перелом основания черепа.
Как сказал следователь Иван Скляров, из разъяснений судмедэксперта следует, что в области глазницы ударом была сломана тонкая кость, до которой и достать трудно. И если бы не это обстоятельство, то травма не квалифицировалась бы как причинение тяжкого вреда здоровью, все ограничилось бы побоями. После нескольких дней лечения в больнице пострадавший выписался, в настоящее время здоров.
 
***
Поскольку было установлено причинение тяжкого вреда здоровью, что является тяжким преступлением (часть 1 статьи 111 УК РФ), к тому же оба фигуранта – несовершеннолетние, уголовное дело было передано в подразделение Следственного комитета России.
 
На следствии Олег с подачи адвоката замкнулся, воспользовавшись статьей 51 Конституции РФ, гласящей: "Никто не обязан свидетельствовать против себя самого..." Хотя это сыграло не положительную роль – на допросах не давал никаких показаний и вину не признавал. Для следователя важно было слышать не только свидетелей и потерпевшего, но и другую сторону, которая могла бы построить свою версию защиты. Не помогли и разъяснения следователя Олегу и его законному представителю того, что для суда важны не только положительные характеристики, но и отношение обвиняемого к содеянному, и если человек искренне раскаивается, никто не стал бы назначать наказание в виде реального лишения свободы. Единственное, что признал Олег, – то, что не хотел причинить Павлу тяжкого вреда здоровью.
Но до смерти можно довести человека и одним ударом, а удары он наносил осознанно, единственное, что осталось непонятым, – чего хотел этим добиться. То есть было доказано, что преступление совершено умышленно.
После проверки прокуратурой расследованное уголовное дело 25 ноября было передано в суд, приговор оглашен 11 февраля нынешнего года. Упомянутая статья Уголовного кодекса предусматривает наказание в виде реального лишения свободы от двух до восьми лет. Вынесенный же приговор очень мягкий: Олег действительно мог оказаться в исправительной колонии, но суд, вероятно, учел положительные характеристики обвиняемого и не пожелал ломать парню дальнейшую жизнь.
Приговор вступил в законную силу, его не обжаловала ни одна из сторон. Трудно сказать, почему это не было сделано со стороны Олега. Одна из догадок – проявление юношеского рыцарства и внутреннее ощущение своей правоты парня, вставшего на защиту девушки. Но повторю: это лишь догадка. А в реальной жизни на его дальнейшей судьбе уже лежит печать, которая может принести нежелательные последствия при поступлении на учебу или при выборе места работы. Спустя какое-то время судимость будет погашена. Но очень не хотелось бы, чтобы дальнейшая жизнь юноши была похожей на прикуренную и тут же потушенную сигарету, то есть на окурок... И будь ты трижды прав, нельзя решать споры такими методами, не думая о будущем.
Игорь РУЖИЦКИЙ (Основано на реальных фактах)