О "чёрных кошках" и "оловянных солдатах"

Камил Галиевич НУРИСЛАМОВ – ветеран Западно-Таркосалинского газового промысла, да и всего ООО "Газпром добыча Ноябрьск". Устроился на Вынгапуровский газовый промысел в ноябре 1985 года , откуда переведен на только начинавшую строиться Западку 11 мая 1995-го главным инженером, где и проработал в этой должности 17 лет.– Здесь не было еще ни одного корпуса, только фундаменты, – вспоминает Камил Галиевич. – Первый аппарат установили 30 мая 1995, а 26 января 1996 года промысел был пущен в эксплуатацию. За такой короткий срок на моей памяти ни один промысел не строили. Не припомню точную цифру, сколько тысяч строителей здесь работали, но был настоящий людской муравейник. И руководили монтажом, наладкой, пуском агрегатов специалисты с большой буквы, асы производства: Евко, Романовский, Маловецкий, Галькович, Кононов, Кошаровский, Минлекаев, Плахотнюк, Францевич... Таких крупных фигур сейчас мало.С высоты своего огромного опыта работы в газодобыче главный инженер промысла может метко и образно рассказать о технологиях, процессах и знаковых событиях, дать точные характеристики людям. И его самого лучше всего характеризуют ответы на три вопроса.– Камил Галиевич, сколько промыслов Вы вводили в эксплуатацию? Какой для Вас самый-самый?– На моих плечах были пуски трех промыслов: Комсомолки, Западки и Восточно-Таркосалинского, который сейчас в составе "Таркосаленефтегаза". В ходе промышленной эксплуатации знаешь, какой узел надежен, с каким нужно быть осторожным. А на новом объекте обязательно есть "черная кошка" (неприятный сюрприз – прим. авт.), и никогда не догадаешься, где она притаилась. Пуск везде одинаков – присутствуют поспешность и нервозность. И "черная кошка" может быть везде, никогда не поверю, если скажут, что все проходит гладко. Например, запускаешь куст газовых скважин – и то бывают заморочки...Самой трудной в пуске была Комсомолка, потому что автоматика только налаживалась, и все оборудование запускалось вручную, – продолжает Камил Галиевич. – Но Западка отличается от других четырех промыслов ООО "Газпром добыча Ноябрьск" и широким перечнем технологий, обеспечивающих эффективность эксплуатации, и перспективой добычи сразу трех видов сырья – газа, газоконденсата и нефти. Любой запущенный здесь объект остался в памяти. Этот промысел и дорог мне больше других, потому что начал работать здесь с монтажа первых аппаратов и сейчас сделано все, что было задумано. В последнее время мы здесь самостоятельно, без помощи проектных институтов, занимались реконструкцией оборудования цеха регенерации триэтиленгликоля, добились сокращения его потерь и свой опыт передали на Комсомолку.И результаты этой работы радуют. Да еще столько лет на Западке, целых семнадцать, – это почти вторая жизнь.– За многие годы работы на промысле подготовили достойную смену?– Воспитал много молодых специалистов, ставших впоследствии начальниками служб. Не люблю "оловянных солдат", которые берут под козырек. Такие исполнители на производстве только губят дело, они перестают думать, ждут распоряжений, докладывают об исполнении – и ни шагу дальше или в сторону. Инженерно-технический работник обязан мыслить, развиваться, нарабатывать опыт. Есть проблема – должны не бежать за указанием, что нужно делать, а принимать решение, правильность которого потом можно обсудить с руководством. И не люблю обман. Если человек перестает мыслить, он думает только о том, как бы правильно доложить руководителю, чтобы его потом меньше "беспокоили". Всем работающим сегодня на промысле инженерам я благодарен за то, что они никогда меня не подводили...Но нотку грусти Камил Галиевич все-таки скрыть не смог. Дело в том, что через несколько дней после этой встречи он уходил на заслуженный отдых. – Отсюда и третий вопрос: не жаль покидать коллектив, и куда дальше?– Как сказано в Библии: время разбрасывать камни, и время собирать камни. Двадцать шесть лет на Крайнем Севере и на одном газодобывающем предприятии – достаточно, пора отдыхать и уступать место молодым. Поэтому не жалею. И на часто задаваемый вопрос о том, нашел ли другую работу, отвечаю: буду просто жить. На очередной точке отсчета жизнь не заканчивается, она становится другой, и нужно радоваться ей, тому, что построил свой дом. Жизнь не прекращается, завершается только работа на предприятии.Игорь РУЖИЦКИЙ