В декабре приход храма Святителя Николая Мирликийского отметит юбилейную дату своей истории: 25 лет назад, 19 декабря 1994 года, в Губкинском был освящен православный молитвенный дом (первая церковь, расположенная и сейчас в парке «Юбилейный»). В этот же день иеромонах Тихон (ныне – епископ Ишимский и Аромашевский), освятивший храм, отслужил в нем первую литургию. Сегодня мы открываем цикл публикаций, посвященных юбилейной дате.

Май 1993 г. Первый визит епископа Димитрия. Освящение поклонного креста на месте строительства храма.

Фото из личного архива Аллы Назаровой, «Губкинская неделя».
История первая – из «Невредных заметок» Эдуарда Щербины. 

В самом начале воплощения в жизнь моего телевизионного проекта «Невредные заметки» я повстречался с настоятелем губкинского храма Святителя Николая Мирликийского отцом Валерием и поделился с ним своими творческими планами. И получил от него не только одобрение, но и благословение. Чем очень дорожу.

Во время беседы отец Валерий вдруг сказал: «А хочешь, я расскажу свою историю для твоей программы?» Я с интересом стал слушать и записывать. Вот она, эта история, – один день из жизни и службы отца Валерия.

В молодой северный город Губкинский в 1997 году прибыл первый в его истории православный священник. Тоже очень молодой. Недавний выпускник Тобольской духовной семинарии. Отец Валерий стал окормлять паству в крошечной церквушке, которой служил деревянный строительный вагончик. В нем было очень тесно, очень душно летом и очень холодно зимой. Лампады не загорались, и молодой батюшка усматривал в этом посланные ему испытания за грехи тяжкие. А оказалось, что силы небесные тут не при чем, в ритуал службы вмешивались совсем другие силы – физические: масло в лампадах просто-напросто замерзало и превращалось в желе. В северный мороз священник надевал на себя всю свою одежду, становился похож на капусту и листал молитвенник меховой рукавицей. 

А как иначе, если снаружи – минус пятьдесят, а внутри – минус десять? Чайник оставался горячим только первую минуту после кипячения, а потом стремительно остывал, и через полчаса внутри него появлялся лед. Но народ православный истосковался по пище духовной и со временем помог городскому батюшке преодолеть все тяготы и лишения.

Но настоящее «первое боевое крещение», если только уместно это так назвать, отец Валерий получил не в своем приходе в молодом северном городе Губкинском, а в соседнем (тогда поселке) Тарко-Сале. Там не было своего священника, и отца Валерия пригласили туда для совершения священных таинств и обрядов.

На первое массовое крещение пришло ОЧЕНЬ много народа, и что отрадно – среди них оказалось много ямальских ненцев. 

Массовое крещение таркосалинцев длилось несколько часов. Молодому священнику показалось, что князь Владимир в древнем Киеве управился значительно быстрее…

Для Таинства крещения вместо церковной купели в Тарко-Сале применили простой алюминиевый бак для замеса теста, который пожертвовала местная столовая. А так как на Севере летом очень много комаров и мошкары, то этот гнус очень быстро превратил святую воду в баке-купели в густой суп из насекомых. Но северяне не роптали и спокойно принимали обряд с тварями божьими.
44018.jpg
О чем думает каждый человек, независимо от профессии, после полноценного рабочего дня? Правильно, об отдыхе и обеде. Об обеде отец Валерий тоже стал задумываться, но эти мысли были прерваны просьбой прихожан: «А посвятите, батюшка, наши машинки».

Ну что же, для этого сюда и приехал. К тому же у него мелькнула мысль: ну сколько тех машин может быть в далеком провинциальном поселке? Но дивны дела твои, Господи! Машин оказалось много. ОЧЕНЬ много. Сколько видно было глазу – везде стояли машины. До горизонта. Отец Валерий подумал, может, это приехали многочисленные родственники крещаемых… и осторожно спросил: «Кому тут освятить машину?» И толпа в едином порыве выдохнула: «НА-А-А-А-М!!!» 

Священник немного завис от предстоящего фронта работ. Эта немая пауза подзатянулась… и когда отец Валерий прочел во взглядах своей паствы немой укор: «Батюшка, не тормози! Приступай!»… то взял и приступил.

Так как машин было почти под сотню (они, похоже, в Тарко-Сале отродясь не освящались), то стандартный обряд пришлось несколько подсократить.
44019.jpg
В конце этого действа мысли об обеде плавно перетекли в мысли об ужине. Но не тут-то было. Какая такая плотская еда, если народ истосковался по пище духовной и очень жаждал небесного покровительства. А именно – покровительства для своего жилья. Вслед за машинами отца Валерия попросили освятить квартиры… Молодой батюшка не смог отказать. И даже поскромничал попросить паузу для ужина…

Надо так надо. Сели в автомобиль, двинулись в путь. Во время движения отец Валерий повернулся назад и увидел длинную вереницу машин. Сначала батюшка был польщен этим почетным эскортом, но оказалось, что это не просто эскорт, а живая очередь из желающих освятить свое жилье. Любой русской очереди за чем-либо присущи такие страсти, как толчея, скандалы, крики и ругань, и обязательно кто-нибудь попытается эту очередь обойти. Так вот, ничего этого в той колонне не было, все двигались чинно и благородно.

Понятно, что ужин тоже откладывался… Вы думаете, что хозяева квартир не приглашали батюшку к столу? Конечно, приглашали. Но огромная живая очередь контролировала каждую свободную минуту священника, нервно топталась на порогах и заглядывала в окна. Тут никакой кусок в горло не влезет.

После ускоренного освящения квартир пришло время вечерней службы.

И вот тут-то вчерашний семинарист всей душой понял, какая все-таки благодать Божия эта вечерняя служба! После десятков обращенных в веру, после сотни машин и полусотни квартир чтение молитв в уютном тихом храме было отдыхом.

Часов в одиннадцать вечера уставший батюшка обратился к пастве:
– Братья и сестры, служба закончена, в храме могут остаться только те, кто готовится к исповеди и причастию.

Однако после этих слов в храме ничего не изменилось: толпа даже не шелохнулась. Она стояла, как монолит. То есть ВСЕ, абсолютно ВСЕ, были готовы к этим таинствам…

Последнюю исповедь батюшка принял в половине третьего ночи. И после этого упал спать как подкошенный. За весь день не вкусил ни маковой зернинки… Но зато многие жители поселка Тарко-Сале впервые за долгие годы обрели небесных покровителей и небесную защиту.

В завершение истории хочу сказать, что это был не единственный визит отца Валерия в этот поселок. Их впоследствии было много. Любят и уважают губкинского настоятеля в Тарко-Сале.