В Губкинском музее освоения Севера представлено множество интересных экспонатов. Вся этнографическая экспозиция «Соседи. Лесные ненцы» отличается особым колоритом, а экскурсия по залу этнографии всегда оставляет яркие впечатления. Но есть среди экспонатов один, занимающий особое место, – ритуальный бубен шамана.

Уникальный предмет был передан музею в 2004 году жителем стойбища Паяшата-Косамы Юрием Ховкувичем Пяком. Потертая кожа бубна хранит на себе следы тех времен, когда у каждого рода был свой шаман, говорящий с духами Севера...
420025.jpg
Раньше шаманизм был самым распространенным культом у лесных ненцев, а стать шаманом, как правило, мог только человек особый, «избранный духами». Обучение шаманскому искусству могло длиться до 20 лет, нередко лишь к 60 годам ученик приобретал право называться шаманом. При этом комплекс его познаний охватывал теологию и правила проведения ритуалов, лечение болезней и гипноз, а сам он должен был быть достаточно артистичным, иметь хорошую память, интуицию, воображение и определенные физические особенности. Все эти познания шаман использовал при совершении обрядов, называемых камланием.

Вот как описывает лесная ненка, собирательница ненецкого фольклора Полина Гилевна Турутина обряд с использованием шаманского бубна: «Камлания всегда происходили в чуме в любое время дня и ночи, а продолжаться могли несколько часов. Приглашенные лица рассаживались вокруг в определенном порядке. Шаман надевал специальный костюм и головной убор, садился на оленью шкуру около костра, брал в руки колотушку и начинал бить в бубен. Удары сопровождались протяжным «Хов, хов, хов!», затем звуки затихали и духам начинали задавать вопросы. Иногда душа шамана путешествовала в мире духов, тогда он сам под аккомпанемент бубна описывал свое путешествие и разговоры с духами. Бывало, что покинутое душой тело шамана падало и лежало без движения до возвращения души».

Сегодня культ практически забыт, а таких ярких представителей этноса, как шаманы, просто не осталось, некоторые их функции выполняют в семьях старшие женщины. Наибольший урон традиционной вере лесных ненцев нанесла советская антирелигиозная кампания 30-х годов. Репрессии, направленные против служителей культа, почти полностью уничтожили мировоззрение и религию лесных ненцев. Страх открытого проявления своих религиозных представлений сохраняется у этноса до сегодняшнего дня.


В тему

Вечером у очага


Висит на стене бубен. 

Хочется протянуть руку, ударить в него, но не решаюсь.

Сегодня многие бьют в бубен не для укрепления души, 

а для наполнения желудка.

Кабы мой жест дети и внуки не восприняли как желание 

пополнить семейную казну...

Висит на стене бубен… А так хочется в него ударить!


Юрий Вэлла, отрывок из художественно-этнографического мотива «Ставь чум выходом к солнцу»