Когда начинаешь изучать культуру разных народов, открываются очень интересные вещи. Например, схожесть мифов и легенд, которые являются отражением какой-то давней реальности.

Ненецкое святилище.

Фото из открытого интернет-источника
Как часто в русских народных сказках встречаются числа три и семь: трижды герой что-то делает, забирается на седьмое небо, сносит чудовищу семь (или три) голов и так далее. Происхождение числовой сакральной символики уходит корнями в глубокую древность и связано с верованиями наших предков, их представлениями о происхождении мира, о его устройстве.

Оказывается, и для ненцев эти числа – сакральные. В монографии этнографа Г. П. Харючи «Природа в традиционном мировоззрении ненцев» приводятся представления ненцев о строении Вселенной: «Для ненцев Вселенная делится на три мира: Верхний, Средний и Нижний… Верхний мир состоит из семи слоев; восьмой и девятый представляют собой бесконечное пространство… Нум – верховное божество – живет на седьмом небе, он считается творцом живой и неживой природы, с ним отождествляется солнце… Земля, живущие на ней люди, животные и духи местностей – рек, гор, озер – являются Средним миром… У земли семь этажей. Нижний мир – мир мертвых, находится за семью слоями вечной мерзлоты, там властвует На (Нга) – дух болезни и смерти. Это главное злое божество, олицетворение злого начала, также участвовавшее в сотворении мира».

Трех- или семикратное повторение каких-либо действий, использование трех или семи предметов и так далее встречаются во многих ненецких обрядах. Например, перевозка убитого медведя на семи нартах. Есть необычайно интересные дневниковые записи доктора исторических наук, антрополога А. В. Головнёва, повествующие о его путешествии к ненецкому святилищу Семь Чумов своего рода ненецкой Мекке, расположенном на самом северном мысе Ямала – мысе Духов. По пути, от стойбища к стойбищу, он проходил обряды жертвоприношений и очищения, получая от хозяев дары, которые нужно было отвезти в святилище. «Старуха передала мешочек с жиром дикого оленя, ее дочери – одежду домашнего духа-хранителя и семь ленточек с повязанными на них медными кольцами». А взамен нужно было доставить им со святилища три старых рога, которые будут оленями трех священных нарт.

По мере приближения к Семи Чумам проводились и другие обряды, соответствующие ситуации. У последней переправы через большую реку следовало выстрелить из винтовки в сторону святилища, что являлось знаком для духов – скоро к ним прибудут. Из-за сложности переправы живую жертву (олененка) решили принести на стойбище. «В знак того, что эта жертва от меня, – пишет Головнёв, – моей шапкой трижды обвели вокруг шеи олененка… затем трижды обернули жертву по солнцу». А когда Андрей Владимирович надел специально предназначенную для этого обряда малицу и пояс, то обнаружил, что к поясу были подвешены семь медвежьих клыков. Жена хозяина стойбища принесла для передачи духам семь красных лент и семь латунных колец.

320009.jpgКогда подъезжали к святилищу, нужно было набрать сухих дров и бересты для костра, а также отыскать колья для привязи оленей. На самом святилище этого делать нельзя, так как все, что хоть день пролежало на святом месте, перестает быть просто вещью. Участвовавший в поездке хранитель Семи Чумов сказал, что, кроме сучьев, нужно подобрать еще и «семь красивых деревяшек для изготовления сядаев (изображения духов-хозяев мест. – Прим. ред.), так как пришла пора поставить на святилище новую «семью духов-охранителей».

Интересно, что ни в славянской, ни в ненецкой культуре нет какого-то четкого объяснения, откуда же эти числа взялись, почему именно они. Они просто закреплены в народной культуре, в обрядовости, как данность, которой необходимо следовать, чтобы сохранить мировую гармонию. Но ведь не случайно они появились в космогонических представлениях наших предков. Узнаем ли мы когда-нибудь о происхождении этих магических чисел? И почему у нас, разных народов, они одни и те же? Загадка...