Казалось бы, остались в истории времена великих путешествий и открытий, планета наша уже вся исхожена, запечатлена на картах и места подвигу не осталось. Но это не так.

Таймырское кольцо – не МКАД

Казалось бы, остались в истории времена великих путешествий и открытий, планета наша уже вся исхожена, запечатлена на картах и места подвигу не осталось. Но это не так.
 
И сегодня живут рядом с нами путешественники-исследователи, и сегодня проходят различные экспедиции. Конечно, цели и задачи у них не такие, как были еще лет 100 назад, но по-прежнему от участников требуются и выносливость, и настойчивость, и мужество. Год назад, 16 февраля 2015-го, из Нового Уренгоя стартовала полярная экспедиция "Притяжение Арктики – Таймырское кольцо", целью которой было достижение самой северной точки Евразии – мыса Челюскина. Уникальность ее заключалась в том, что впервые в истории путешественники отправились туда на легковых автомобилях-внедорожниках.

А начиналось все с разговора, в ходе которого один вполне компетентный в области путешествий и автомобильного спорта человек сказал, что до Диксона невозможно добраться на автомобилях. Бывалые автопутешественники решили доказать обратное, более того, появилась задумка попытаться проехать дальше, на самый север Таймыра, – Глеб Травин (о нем мы рассказывали в № 35 от 28. 08. 2015 г.) смог объехать советский Север на велосипеде, разве же не смогут они на автомобилях? Идею поддержали Российское географическое общество (РГО) и экспедиционный центр "Арктика". Подготовка началась.

Предполагалось за два месяца пройти от Нового Уренгоя до мыса Челюскина через Ванкор, Игарку, по льдам Енисея до Диксона и далее – берегом Харитона Лаптева и вернуться обратно от мыса Челюскина через озеро Таймыр, Норильск, Дудинку, Ванкор, таким образом замкнув Таймырское кольцо. Общая протяженность разработанного маршрута составила 10 тысяч километров, из которых более 4 тысяч километров зимников и более 3 тысяч – бездорожья, снежной целины, льдов, торосов.

За таким, казалось бы, безумным походом стояли совершенно конкретные цели и задачи: он был организован в рамках общественной научно-исследовательской экспедиционной программы "Загадки российской Арктики", команде предстояло собрать данные о состоянии работавших здесь в советское время и ныне в большинстве заброшенных объектов (зимовок, полярных станций, военных объектов, населенных пунктов и так далее).

В автономной автомобильной экспедиции, которую смельчаки посвятили 170-летию Русского географического общества, принимали участие четыре экипажа, по два человека в каждом. Автор идеи и руководитель всего предприятия – уренгоец Александр Еликов. А одним из участников был житель поселка Пурпе Андрей Меньшиков, действительный член РГО, организатор и участник различных трофи-рейдов, интереснейший человек, объехавший полстраны. В юности увлекшись туризмом, путешествиями, он впоследствии привил эту страсть и своему многочисленному семейству, в котором шестеро детей: каждый отпуск Меньшиковы проводят в поездках, предварительно тщательно разрабатывая маршруты.
 
Международная экспедиция в составе двух московских экипажей, одного ямальского и одного германского стартовала из Нового Уренгоя. Газовая столица России провожала смельчаков 38-градусным морозом, который после пересечения полярного круга опустился до -44. Сначала маршрут проходил по асфальтированной дороге, грейдеру, зимникам, но уже после Ванкора было принято решение внести корректировку и ехать на Дудинку не через Игарку, до которой не оказалось даже следа от какой-либо техники, а более долгим, но проверенным путем через Сузун. Тем более что у автомобиля немецкого экипажа случилась серьезная поломка. Что возможно было сделать в полевых условиях, сделали, но ехать по незнакомому бездорожью на таком автомобиле рискованно.

После Сузунского месторождения магистральные зимники закончились, и началась настоящая битва с природой. Машины постоянно тонули в нетронутых снегах, их приходилось откапывать, вытягивать на буксировочных тросах (соответственно, тяжеленные прицепы со скарбом и топливом нужно было отцеплять). Последние до Тухарда 104 километра путешественники преодолевали 6 часов. После Тухарда морозы ослабли, но это не облегчило передвижения, потому как начались метели.

До Дудинки шли стихийными зимниками, по целине, по льдам Енисея, где машины тонули в наледях (переход шестикилометрового участка по реке занял 3 часа!). На всю дорогу до Норильска (около 1000 км) ушло 4 дня. В Норильске команда была вынуждена расстаться с немецким экипажем, машину которого так и не удалось привести в состояние, годное для продолжения такого сложного путешествия.

Чем дальше, тем сложнее становилась дорога. Еще 4 дня ушло на преодоление 550 километров до мыса Сопочная Карга: сначала штормовой ветер, пурга, потом – минус 30 с ветром и снова целина, Енисей. Здесь участники экспедиции впервые увидели потрясающе красивое северное сияние, какого раньше никогда не доводилось видеть (в дальнейшем это зрелище они наблюдали каждый день с девяти вечера до четырех утра), здесь же, двигаясь по реке, впервые встретили ледокол. Эту историю путешественники описывали так: "Мы все замерли и затихли, как по команде... Нас охватил ужас! Под нами задрожал лед, вокруг все заскрипело, затрещало, заскрежетало, и мы увидели, как на нас движется семиэтажный дом... Совершенно потрясающее зрелище, когда на тебя идет эдакая махина, а с нее тебе радостно машут руками". Нужно сказать, что и команда судна была поражена не меньше – до сих пор ей не доводилось встречать на пути автомобили.

На гидрометеорологической станции "Сопочная Карга" выяснилось, что до порта Диксон зимников нет, значит, дальше придется снова пробивать дорогу самим. По прямой всего 70 км, но заснеженная каменистая земля Таймыра и енисейские льды прямых дорог не оставляют. В итоге из-за объездов огромных полей торошения, трещин во льду, наледей путь увеличился практически вдвое. Этот участок удалось преодолеть за два дня. К Диксону у всех внедорожников колеса нуждались в ремонте, у одного из автомобилей вырвало прицепное устройство.

Экспедиция остановилась не в порту, а на острове Диксон, на построенной 100 лет назад полярной станции. Два дня ремонтировали машины, налаживали связь, отдыхали от дороги, помогли обитателям станции по хозяйству – напилили 1600 литров потенциальной воды и перетаскали кубы снега на станцию.

Пока путешественники гостили на Диксоне, прибыл атомный ледокол "50 лет Победы" – на сегодняшний день крупнейший в мире. Это единственный транспорт, который доставляет грузы, продукты в порт Диксон. Он не заходит в порт по причине внушительных размеров, а оставляет грузы на льду.

Команда судна радушно встретила участников экспедиции и устроила для них трехчасовую экскурсию по ледоколу, оставившую у гостей неизгладимые впечатления. И немудрено! Это настоящий плавающий город со спортивным и двумя тренажерными залами, тремя банями, бассейном, библиотекой, рестораном, музыкальным салоном – ледокол не только водит караваны в арктических морях, но и совершает туристические рейсы (стоимость двенадцатидневного тура превышает 2 миллиона рублей, соответственна цене и инфраструктура).

После экскурсии команда продолжила свой путь. Из-за сильной пурги шли ночью, потому что ночью можно было хоть немного различить рельеф. К утру пурга прекратилась, небо прояснилось, но ветер только усилился, порывы доходили до 20 метров в секунду.

Дикая таймырская тундра впечатлила и поразила путешественников своей суровой красотой и непонятными природными явлениями. К примеру, можно было стоять и наблюдать, как в нескольких метрах от тебя стеной метет метель. Въезжаешь в это молоко, где ни зги не видно, и через пару метров снова выезжаешь на абсолютно спокойное место, оставляя снежную стену за спиной.

На следующий день снова штормило, да так, что машины раскачивались и участников экспедиции натуральным образом укачивало, а пурга так мела, что приходилось периодически открывать дверь, чтобы проверить, едет машина или стоит – глядя в окно, понять это было невозможно.

11 марта экспедиция встала перед выбором: возвращаться на Диксон, до которого 150 км, или попробовать пройти еще 220 км до мыса Стерлигова. Запаса топлива хватало только в одну сторону – борьба с пургой и ветрами съела слишком много горючего.

Взвесив все за и против, команда решила прервать путешествие и вернуться. Причин было несколько. Прежде всего, нетипичное для этого времени года потепление, значительно ухудшившее погодные условия, из-за чего было потеряно много времени. Продолжать путешествие дольше запланированных двух месяцев нельзя: начнет таять океан и все пути назад будут отрезаны.
 
 
Через несколько дней, когда экспедиция отдыхала на Диксоне, стало ясно, что решение было принято верное – началось потепление, на Енисее показались участки открытой воды.
 
Дерзкий план дойти до мыса Челюскина на внедорожниках довести до конца не удалось, но участники экспедиции не опустили руки: один рекорд был поставлен – на штатных автомобилях удалось дойти до бухты Макарова в Пясинском заливе Карского моря. Возвращались они полными решимости через год повторить попытку достичь самой северной точки нашего материка.
 
На прошлой неделе ямальский автомобильный экипаж в составе пурпейца Андрея Меньшикова и новоуренгойца Александра Еликова отправился в новое путешествие. Очередная экспедиция посвящена 400-летию Северного морского пути и называется "Море Лаптевых от края до края", поэтому маршрут проложен не только до мыса Челюскина, но и дальше, через самый западный и самый восточный поселки моря Лаптевых (Сындасско и Юкагир) до восточной оконечности моря – мыса Святой Нос.
 
 
Если задуманное удастся, этот поход войдет в Книгу рекордов Гиннесса.
 
Алла НАЗАРОВА