– Начало городскому здравоохранению положил маленький поселковый здравпункт, – вспоминают медики-первопроходцы Губкинской городской больницы, медсестры Любовь Григорьева, Анна Делиу, Лидия Величкина и Фаниса Тагирова.Накануне юбилея города они поделились воспоминаниями о том, как тридцать лет назад, преодолевая бытовые неудобства, невзирая на нелегкие северные климатические условия, принимали непосредственное участие в становлении и развитии здравоохранения города.

Первая тридцатка

– Начало городскому здравоохранению положил маленький поселковый здравпункт, – вспоминают медики-первопроходцы Губкинской городской больницы, медсестры Любовь Григорьева, Анна Делиу, Лидия Величкина и Фаниса Тагирова.Накануне юбилея города они поделились воспоминаниями о том, как тридцать лет назад, преодолевая бытовые неудобства, невзирая на нелегкие северные климатические условия, принимали непосредственное участие в становлении и развитии здравоохранения города.
 
Приказ об образовании Пурпейской участковой больницы в подчинении Тарко-Салинской ЦРБ был издан в январе 1987 года, разместилась она в двухкомнатной квартире в третьем микрорайоне. Медпомощь населению молодого поселка оказывали фельдшер Инна Александровна Старовойтова и фельдшер-лаборант Римма Валентиновна Власова.
– Я приехала в Пурпе в 1985 году. На месте Губкинского тогда еще практически ничего не было, одна грязь кругом, болото, – вспоминает Анна Делиу, старшая медсестра инфекционного отделения. – Только в конце 1986 года стали появляться первые здания. Не было и больницы, на промзоне находился маленький медицинский кабинет, куда в командировку на работу приезжала фельдшер из Тарко-Сале. А Губкинский не имел даже названия, говорили просто "поехала в город", "новый город".
С ростом поселка увеличивалась и потребность в развитии медицинской службы. К апрелю 1987 года штат сотрудников расширился, у больницы появилось отдельное здание, где разместились смешанный стационар, поликлиника и служба скорой помощи.
– В больнице тогда работали 35 человек, и главный врач Олег Вадимович Малинин называл нас "моя первая тридцатка", – рассказывает Фаниса Тагирова, медицинская сестра физиотерапии.
Начинать первым всегда сложно, и для того, чтобы создать на пустом мес-те целую систему здравоохранения, необходимо обладать организаторским талантом и быть грамотным руководителем. Таким и был первый главный врач больницы Олег Вадимович Малинин.
– Олег Вадимович относился к нам очень тепло, мы для него были, как дети, и неважно, кто ты – доктор, медсестра или водитель. Он всегда поддерживал нас, помогал с жильем, пропиской, кого-то, бывало, и к себе в квартиру прописывал, – говорит Лидия Величкина, старшая медсестра психоневрологического отделения.
– Весело, дружно жили и работали. В первые годы санитарок в больнице не было. Днем мы делали пациентам уколы, а по ночам мыли полы. Работали сутками. А из-за того, что в службе скорой помощи вообще отсутствовал какой-либо автотранс-порт, на первые вызовы медики ходили пешком. Случалось так, что по ночам вместе с фельдшером скорой, оставляя больных, шли и мы – дежурящие в стационаре медсестры (все же страшно по городу одной ходить), – добавляет Анна Делиу. – Тесновато было и в поликлинике – прием в одном кабинете вели одновременно несколько врачей.
Но постепенно в течение уже первого года в поселке открылись специализированные отделения: хирургическое, гинекологическое и родильное, что позволило оказывать в Губкинском всю оперативную помощь, в результате чего отпала необходимость транспортировать больных в больницу Тарко-Сале. А пациентами были в основном молодые парни, и, когда в хирургию поступил 57-летний мужчина, медсестры ходили смотреть на него, как на диковинку, – что это он в таком возрасте на Севере делает? В основном в стационаре лежали с обморожениями, производственными травмами, пострадавшие в ДТП, в терапию чаще обращались с простудой, аллергией на укусы комаров и мошки.
Как вспоминают члены первой тридцатки, в те годы больница отличалась от медучреждений "большой земли" прекрасным техническим оснащением и лекарственным обеспечением. Имелись не только дефицитные лекарства, но и одноразовые системы для капельниц, а к ним – невиданные в советский период заводской фасовки лекарственные растворы. Необходимое современное медоборудование помогло тогда приобрести ПО "Пурнефтегаз", что вскоре позволило поселковой больнице стать серьезным медицинским учреждением.
В первые годы основания Губкинского медсестрам и врачам приходилось в экстремальных условиях не только работать, но и жить.
– Жили мы в балке без отопления, чтобы согреться в мороз, включали электрические тены (электронагреватели). Вода была только привозная, – вспоминает Любовь Григорьева, процедурная медсестра инфекционного отделения. – Дождавшись водовозку, старались запастись водой впрок, набирали ее во все имеющиеся емкости: ведра, бочки, заливали в стиральную машинку. На работу из Пурпе добирались пешком по бездорожью и в морозы, и в слякоть. Но если встречалась попутка, водители всегда нас подвозили – никто мимо не проезжал.
В любых, даже самых тяжелых, условиях каждая женщина хочет выглядеть красиво и модно. Были свои модницы и среди первых жительниц города. Спустя тридцать лет медсестры с улыбкой вспоминают, как они завидовали сотрудницам "Пурнефтегаза", выходящим из здания офиса в модных и дефицитных тогда белых накомарниках, – "дамы настоящие" идут. В то время как у них накомарники были обычные – темные. Правда, собирать северные ягоды оказалось все же удобнее в немодных – обзор шире. Не отказывались женщины и от каблуков, хоть и приходилось им из-за отсутствия дорог цокать ими не по асфальту – кругом лишь песок, а по трубам отопления. Бездорожье в городе приводило даже к курьезным случаям.
– Как-то, переходя дорогу, я в буквальном смысле слова застряла, – смеется Анна Дмитриевна. – Да так, что самостоятельно выбраться не могла: нога выходит, а сапог остается там. Помог водитель проезжавшей мимо машины, сначала меня вытащил (я тогда 48 кг весила), а затем и сапог.
Несмотря на то что первые медработники приехали на Север из разных республик, регионов и областей Советского Союза, они всегда поддерживали друг друга, их отличали добрые и теплые взаимоотношения. Каждый из них осознавал, куда едет, был готов к трудностям. И сегодня первопроходцы губкинского здравоохранения удивляются и не понимают современных горожан, когда слышат от них жалобы на отсутствие тротуаров, развлекательных центров, однообразие и скуку. В конце 80-х любая мелочь приносила им радость, они умели и трудиться, и отдыхать, невзирая на трудности: за детьми (своими и коллег) присматривали по очереди после суточных дежурств, так как детский сад еще не построили; отоваривались, отстояв в очереди, на месяц вперед... а досуг с удовольствием организовывали сами.
Вспоминая первые годы жизни в городе, медсестры Любовь Владимировна Григорьева, Анна Дмитриевна Делиу, Лидия Григорьевна Величкина и Фаниса Мавлимьяновна Тагирова часто ностальгируют по тем временам и признаются, что если бы была возможность вернуться в прошлое, то ничего бы в своей судьбе менять не стали.
Гульдар КАЗЫЕВА