Память…Она неподвластна времени. Несмотря на то что все меньше остается среди нас свидетелей Великой Отечественной войны, память о ней по-прежнему жива в наших сердцах. Будет она жить и дальше, пока из поколения в поколение, как в семье Наталии Александровны Чеботаевой, будут бережно, словно ниточки, соединяющие прошлое и настоящее, хранить семейные архивы фронтовиков, их воспоминания и солдатские письма с передовой. 

Не вернулся с войны, но о нём не забыли

Память…Она неподвластна времени. Несмотря на то что все меньше остается среди нас свидетелей Великой Отечественной войны, память о ней по-прежнему жива в наших сердцах. Будет она жить и дальше, пока из поколения в поколение, как в семье Наталии Александровны Чеботаевой, будут бережно, словно ниточки, соединяющие прошлое и настоящее, хранить семейные архивы фронтовиков, их воспоминания и солдатские письма с передовой. 
 
О своем деде Анатолии Сергеевиче Догадове, погибшем в 1944 году, заведующая научно-методическим отделом Губкинского музея освоения Севера Наталия Александровна знает лишь из воспоминаний близких родственников, его писем с фронта и газетных публикаций. Поэтому поиск новой информации о родном человеке продолжается и по сей день (в этом семье помогают интернет-ресурсы). По крупицам собирается семейный архив о воине-журналисте, отдавшем жизнь во имя мирного и светлого будущего, в котором и живут его внуки и правнуки. 
 
"Вместо пера у вас будет пушка"
 
Анатолий Сергеевич Догадов до войны работал ответственным секретарем редакции "Магнитогорский рабочий". В марте 1942 года, отказавшись от брони, он ушел добровольцем на фронт. Его коллега С. Ненно в 1965 году в статье "Воин, журналист" так описывает его уход на войну:
 
"Перед майором Магнитогорского горвоенкомата стоял стройный человек с продолговатым лицом. Майор рассматривал документы, затем взглянул на него. На руке стоявшего перед ним человека не было большого пальца. Он назвал себя журналистом, работником редакции городской газеты. 
 
– Значит, человек пера, невоеннообязанный? – спросил майор. 
 
– Да, это так, но я здоров и готов ехать на фронт! 
 
– Ну что ж, добре. Только вас сначала нужно обучить, а потом уже в армию. Сейчас зенитчики очень нужны. В артиллерийское училище согласны? 
 
– Согласен, товарищ майор. Так точно. 
 
– Так вот, теперь у вас вместо пера будет пушка, а вместо бумаги – небо, писать по небу придется, – улыбаясь, сказал майор, вручая документы Анатолию Сергеевичу Догадову. – Желаю успеха, через три дня отправка". 
 
Это было в марте 1942 года. После окончания артиллерийского училища лейтенант Анатолий Догадов был направлен в зенитно-артиллерийскую часть. Здесь он показал себя прекрасным артиллеристом и боевым командиром. Боевые операции по уничтожению самолетов противника и другие сложные задания подразделение лейтенанта Догадова выполняло отлично. За это воины получили благодарности и награды, а самому Анатолию Догадову было присвоено звание старшего лейтенанта. Зенитчики любили его за умение поднять дух в тяжелую минуту, за теплые товарищеские отношения, за песни, которые он сам сочинял. Более года пробыл Анатолий Сергеевич Догадов на передовой. После ранения осколком снаряда он был отправлен в госпиталь. Находясь в госпитале, Анатолий Сергеевич писал своей семье и друзьям: 
 
"Лечение и уход в госпитале хорошие. Поправляюсь и чувствую себя тоже хорошо. Скоро вернусь в свою часть. Сейчас наши уже не отступают, довольно! По всему фронту идет наступление наших войск, и это очень радует. Мы, воины, уже знаем, что недалек тот час, когда фашистские орды будут уничтожены. Если останусь жив и приеду домой, то будет о чем не только рассказать, но и написать о подвигах нашего народа".
 
Весточки с фронта
 
Короткие письма с фронта ждали в Магнитогорске супруга Агния Яковлевна и две дочурки: Ирина (отец ее звал Ириской, Аришкой) и малышка Тамара, родившаяся в июле 1941 года (мама Н. А. Чеботаевой). В 1942 году старшая пошла в первый класс, и папа специально для нее писал  письма печатными буквами. В них он не только рассказывал о себе, но и сочинял стихи, песни для своих дочурок: "Дорогие мои большущая дочка Ариша и махонькая-премахонькая Тома! На дворе, в лесу и на болоте страшный холод. Ветер срывает палатку, снег врывается в блиндаж, и пушистые снежинки опускаются на это письмо. Скоро пойдем в наступление, и я буду бить фрицев, чтобы вам лучше жилось.
 
Спокойной ночи, дочурки мои!
Крепко поцелуйте маму!
Папа Догадов. 6 января 1944 года".
 
Не забывал воин и о газете, в которой работал до войны. С передовой он отправлял туда письма-репортажи. Так, с Волховского фронта в "Магнитогорский рабочий" он пишет: "...Мы по колено в болотах, а голова бродит газетными темами, как пивной чан. Доведется ли только (очень сомнительно) переварить когда-либо эти темы: "Истребители танков", "Ночь перед атакой", "Фрицы бегут по болоту", "По танку – огонь!" и т. д. и т. п. Как хочется хотя бы одним глазком взглянуть на ближайшее будущее, на светлые дни. А сейчас спешу на огневую позицию. Привет!"
 
Воин-артиллерист и на огневой позиции оставался в душе газетчиком. Но воплотить свои замыслы, дожить до светлых дней ему не довелось. В сентябре 1944 года Анатолий Догадов погиб.
 
Вечная память воину-журналисту
 
Долгое время семья не знала, где он захоронен. Да и вместо похоронки Агния Яковлевна получила лишь письмо  от фронтового друга Анатолия Сергеевича, сообщившего в нем о смерти ее супруга: 
 
"Здравствуйте, незнакомая Голубенко А. Я. Пишет это письмо для Вас неизвестный Иосиф Федорович Дегтяр, который очень хорошо знал Вашего мужа Анатолия Догадова. Когда получите это письмо, Вы напугаетесь, но не пугайтесь, потому что война заставляет некоторых людей убиваться горем. Я поэтому хочу сообщить Вам о Вашем любимом муже. 23 сентября в 12.00 Ваш муж погиб, героически сражаясь за Родину. Его мы похоронили хорошо. Я отобрал его фотокарточки(он всегда носил с собой семейные фотографии) и отсылаю их Вам, а поэтому прошу Вас, когда получите это письмо, дайте ответ мне, чтобы я знал, получили ли Вы его или нет".
 
Лишь спустя несколько десятков лет близким удалось узнать, что Анатолий Догадов воевал в Прибалтике и похоронен в латвийской деревне Дымза. 
 
Уже нет в живых ни Агнии Яковлевны, ни старшей дочери Ирины, долгие годы проработавшей, как и мама, корректором в "Магнитогорском рабочем", но жива младшая – Тамара, теперь она вместе с внучкой и правнучкой хранит семейный архив фронтовика. Фотографии, с которыми солдат никогда не расставался, письма, сложенные в солдатские треугольники и написанные на небольших обрывках бумаг, даже на боевых листках и этикетках от рыбных консервов, очень дороги семье Анатолия Догадова как память  о самом близком, родном человеке. Его имя вписано в Книгу Памяти, изданную в Челябинской области, а также увековечено на мемориальной доске, установленной в редакции "Магнитогорского рабочего", где высечены фамилии журналистов, не вернувшихся с войны. Магнитогорцы помнят Анатолия Догадова как талантливого журналиста и отважного воина, а семья еще и как любящего,  заботливого мужа и отца.
 
Гульдар КАЗЫЕВА