Впервые о существовании этого удивительного блокнота я узнала, когда мне было десять лет. Близился вечер. Я только что закончила писать заданное на дом сочинение по русскому языку. Мама проверяла его на наличие ошибок и хвалила меня за ровный, красивый почерк. Она часто говорила, что в ее семье многие могли похвастаться чистописанием, а особенной аккуратностью отличался отец мамы – мой дедушка.

По страницам дедушкиного блокнота

Впервые о существовании этого удивительного блокнота я узнала, когда мне было десять лет. Близился вечер. Я только что закончила писать заданное на дом сочинение по русскому языку. Мама проверяла его на наличие ошибок и хвалила меня за ровный, красивый почерк. Она часто говорила, что в ее семье многие могли похвастаться чистописанием, а особенной аккуратностью отличался отец мамы – мой дедушка.
 
В тот день я смогла убедиться в этом сама. Мама решила, что пора мне познакомиться с самым дорогим предметом, который остался от ее отца. Из сундука она вытащила старый дедушкин блокнот с записями, сделанными почти полвека тому назад.
 
Песенник в красном переплёте
Пожелтевшие страницы маленького красного блокнота действительно исписаны каллиграфическим почерком. На обложке уже практически стерлась надпись "Песенник Елыбаева Иллариона Семеновича". Оказалось, что у этого песенника есть своя история. Он от начала до конца прошел с дедушкой Великую Отечественную войну, сохранив на страницах его мысли, переживания и дух времени.
 
"Жизнь человеку дается один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое". Эти слова Николая Островского дедушка выбрал эпиграфом к своему песеннику. Думаю, что цитата советского писателя могла бы стать эпиграфом и к жизни моего деда, кредо, которое определяло его цели и стремления. Символичным кажется мне присутствие в блокноте небольшого толкового словаря с определениями слов "гуманизм", "лицемерие", "пессимизм", "сарказм", "иллюзия", "шовинизм" и других. Уверена, что дедушке нередко приходилось сталкиваться с проявлениями этих понятий в жизни.
 
Дедушка очень бережно относился к своему краснопереплетчатому другу. В блокнот он вклеивал фотографии своих товарищей, возможно, сослуживцев – тех, кто был ему дорог, кого хотел запечатлеть в своей памяти.
 
Бобик Иванович Дуся. Не могу без улыбки читать это имя. Фотография молодого человека исчезла из блокнота, но, по-видимому, он не последнюю роль сыграл в жизни дедушки. Думаю, они были дружны. Свидетельством активной переписки дедушки с Бобиком Ивановичем и другими товарищами является таблица в блокноте. В ней указаны даты получения писем, имена отправителей, адреса. Таблица заканчивается на 149-м номере письма.
 
К слову сказать, имя дедушки тоже необычное. Оно и во времена его молодости было не очень популярным, а сегодня и вовсе является редким. В переводе с греческого Илларион означает "веселый". Мамин отец действительно отличался добродушным нравом и любил пошутить. На его долю выпала нелегкая судьба, и, может быть, именно благодаря своему неунывающему характеру он сумел с честью пройти все испытания. 
 
"Шаланды, полные кефали..."
Дедушка родился в 1913 году в МАССР (ныне Республика Марий Эл), в небольшой деревне. Он был младшим из троих сыновей семьи Елыбаевых. Отец деда считался очень строгим и справедливым и старался воспитать детей Егора, Алексея, Иллариона и Афимью трудолюбивыми и ответственными. Семья Елыбаевых редко прибегала к помощи соседей и не нанимала помощников для работы. Достаточно было крепких сыновей и дочери. Мой прадедушка вместе с двумя товарищами арендовал мельницу, которая давала неплохую прибыль. Может быть, поэтому Елыбаевы, не знавшие крайней нужды, в 30-е годы были раскулачены и сосланы на Урал. О том, как несправедливо поступили с ними и многими другими семьями того времени, в нашей деревне помнят до сих пор. Через несколько лет семья Елыбаевых вернулась на родину и приложила все усилия, чтобы восстановить разоренное хозяйство.
 
На срочную службу дедушку Иллариона призвали в 1940 году, поэтому война застала его, когда он служил в армии. К тому времени он уже был женат. Моя бабушка Нина тогда не могла знать, что проводила мужа на долгую страшную войну. 
 
Дедушка – ветеран Карельского фронта. В мирное время был одним из сержантов 230-го артиллерийского полка и занимал должность командира орудия. Когда началась война, был переведен в 471-й артиллерийский полк, а последние два года противостояния воевал в составе 91-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады. 
 
Мысленно я представляю, что мой дед на фронте не унывал и не падал духом, а даже, наоборот, поднимал настроение сослуживцам замечательной игрой на гармошке. В деревне он считался одним из тех, кто отлично умел импровизировать на этом инструменте. Думаю, что красный блокнот у дедушки появился неслучайно, ведь в нем записано множество удивительных душевных песен. Из маминых воспоминаний знаю, что любимая песня дедушки – "Шаланды, полные кефали..." из кинофильма "Два бойца". В песеннике она одна из самых веселых, значится как "Песня Кости". Большинство же произведений в блокноте отличаются какой-то особенной печалью.
 
Шкатулка воспоминаний 
Дедушка состоял в КПСС с 1942 года, был убежденным коммунистом. О том, что он до конца был верен своим идеалам, говорят хорошо сохранившиеся мандаты, подтверждающие его активное участие в партийных конференциях, а также книжечка с Уставом Коммунистической партии Советского Союза, которую дедушка всегда держал при себе. Эти мандатные карточки отлично умещаются в дедушкином портсигаре. 
 
Удивительно, но этот портсигар тоже прошел вместе со своим хозяином всю войну, и это при том, что дедушка в принципе никогда не курил, справедливо считая курение одной из самых коварных и вредных привычек человека. Скорее всего, портсигар был дорог дедушке как память. Эта металлическая коробочка имеет на корпусе рисунок звезды на красном круге с серпом и молотом посередине. На портсигаре также аккуратно нацарапаны дедушкины инициалы и дата – июль 1941 года. Возможно, кто-то подарил дедушке эту вещь на память. Интересно было бы знать – кто? Многие друзья дедушки погибли на войне и оставили о себе лишь воспоминания. 
 
Памятные предметы дедушка хранил в маленьком деревянном сундучке. После войны этот сундучок-шкатулка был предметом повышенного интереса всех детей в доме. Любопытство не давало им покоя, но дедушка не любил открывать сундучок и лишь в минуты острой тоски по ушедшим временам предавался воспоминаниям, перебирая вещи из шкатулки.
 
Жизнь после войны
 К большой радости родных и близких, дедушка оказался одним из счастливцев, выживших в Великой Отечественной войне. К концу сентября 1945 года он был демобилизован, живым и здоровым вернулся домой. Послевоенные годы были довольно трудными для всей страны. Прошло немало времени, прежде чем в дедушкиной родной деревне восстановился привычный быт. Илларион Семенович всегда с иронией относился к происходящим переменам, война несколько поменяла его мировоззрение. 
 
Со временем в семье дедушки один за другим стали появляться дети. Первым родился сын Валентин, а потом дочери Римма, Любовь и Людмила, сын Леонид. Самым поздним ребенком была моя мама Надежда.
 
Дедушку очень уважали в деревне и часто обращались за советом. Несмотря на то что у него было только начальное образование, он хорошо разбирался в бухгалтерии. После войны дедушка некоторое время трудился конюхом, но вскоре был назначен заведующим складом в местном совхозе. Там он проработал до выхода на пенсию. 
 
Из маминых рассказов я знаю, что дедушку часто приглашали в школу на встречи детей с ветеранами, где он рассказывал о войне. Я бы многое отдала за то, чтобы услышать эти рассказы, но когда я родилась, дедушки уже не было в живых. 
 
Сегодня в нашей семье бережно хранятся военные награды дедушки Иллариона: "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.", "За оборону Советского Заполярья", "За боевые заслуги", "За отвагу", множество юбилейных медалей и значков. Есть 
и его послевоенные фотографии, которые мы часто пересматриваем, когда собираемся дома всей семьей. И все же из всех вещей, которые остались от дедушки, особенно ценным мне кажется старый потрепанный блокнот в красном переплете... Строчки на его пожелтевших страницах с годами немного выцвели, но светлая память о человеке, написавшем их, не поблекнет никогда.
 
Анжела БЕЛКИНА